24 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Фото моделей машин ссср

Масштабные модели автомобилей СССР и РФ: обзор рынка для начинающих собирателей

«Нашемарки» – самый популярный сегмент российского рынка масштабных моделей, находящийся, вероятно, на пике своего развития. Еще 10 лет назад коллекционеры и мечтать не могли о том разнообразии машинок, которое представлено сегодня в онлайн- и оффлайн-магазинах. Наш материал поможет сориентироваться в этом море изобилия.

Е сли покупатели настоящих автомобилей со времен распада СССР жалуются на ограниченность представленного в России ассортимента (не из чего выбирать!), то жизнь собирателей масштабных моделей по сравнению с советскими временами изменилась кардинально, и в лучшую сторону. Об истории советского моделизма можно (и нужно) написать книгу, но мы этой темы коснемся лишь вскользь, чтобы задать точку отсчета и перейти к обзору современного рынка.

Массовое производство масштабных моделей в СССР началось в середине 70-х на саратовском предприятии «Тантал» (впоследствии выпуск был передан дочерней структуре «Радон» / «Агат» / «Моссар»). Автомобильным первенцем стал Москвич-408, практически в точности повторяющий одноименную модель французского подразделения британской фирмы Dinky Toys. Последующие модели саратовцы разрабатывали уже полностью самостоятельно, используя чертежи автомобилей-прототипов. Так на свет появились Жигули, Волги и Чайки в 43-м масштабе – одни из самых дорогих и желанных игрушек для советских мальчишек. Ну а вершиной творчества саратовских мастеров стала невиданная по уровню проработки Нива: у модели имелась действующая передняя подвеска с пружинками и рулевым механизмом (колесики поворачивались).

Выпуск масштабных моделей грузовиков (преимущественно КамАЗов) в конце 70-х наладило казанское предприятие «Элекон». Коллекционные машинки, причем не только отечественных марок, выпускали также заводы «Прогресс», «Двигатель», «Кругозор», «Электроприбор» и другие.

В начале 90-х, когда СССР развалился, а качество саратовских моделей резко упало (многие до наших дней не дожили из-за цинковой чумы), на рынок вышли десятки кустарей-предпринимателей, на коленке делавшие модели, которых не было в производственной линейке саратовского и казанского заводов – представительские ЗИСы и ЗИЛы, Икарусы, троллейбусы ЗиУ и прочие желанные собирателями машинки. Стоили изготовленные вручную модели очень дорого, но зарубежные производители, хлынувшие в открывшую границы Россию, предлагали в основном иномарки и не могли утолить голод патриотически настроенного коллекционера.

Ситуация кардинально изменилась в конце 2009 года, когда итальянское издательство De Agostini запустило в России журнальную серию «Автолегенды СССР» с модельками в 43-м масштабе по смехотворным даже на фоне массовых саратовских моделей ценам (за первые выпуски просили по 300 рублей). Качество отлитых в Китае и упакованных в блистеры машинок приятно удивило российских собирателей, и хотя потом только ленивый не критиковал их за всевозможные неточности и огрехи сборки, большинство признавало, что за свои деньги это отличный товар, и его непременно надо брать.

Машинки журнальных серий (в народе их называют «журналками») вызвали невиданный рост интереса к коллекционированию масштабных моделей в России: новые выпуски «Автолегенд» с горящими глазами скупали даже те, кто прежде никогда моделизмом не увлекался. По шумок ларьки толкали в народ дорогие фирменные пластиковые стеллажи для машинок от De Agostini и папки для хранения журнальчиков.

Ажиотаж был вполне объясним: дешевые модели имелись в каждом газетном киоске (были все время на виду) и поражали разнообразием – китайские умельцы выпустили масштабные копии большинства гражданских автомобилей СССР, в том числе мелкосерийные и прототипы.

Примерно к сотому выпуску «Автолегенд» у казуальных (несистемных, случайных) собирателей от изобилия возникла отрыжка, и спрос начал падать. На двухсотом сдались и многие профессиональные коллекционеры, но серия до сих пор не завершена! Сейчас ее распространением занимаются лишь некоторые киоски и специализированные магазины, цены выросли, тиражи упали, но выпуск «Автолегенд» продолжает оставаться прибыльным.

После запуска «Автолегенд» в российских киосках появились и другие журнальные серии от издательства De Agostini: «Автомобиль на службе», «Автолегенды СССР. Лучшее», «Автолегенды СССР. Грузовики». Французское издательство Hachette в 2015 году запустило в нашей стране журнальную серию «Тракторы. История, люди, машины» с советскими тракторами. В общем, одни лишь «журналки» дали собирателям моделей советской техники разнообразие, о котором они прежде даже не мечтали.

Между тем, параллельно с массовым распространением журнальных серий на российском рынке появилось несколько производителей масштабных моделей среднего и премиального ценовых сегментов, пришедших на смену кустарям-одиночкам с их космическими ценами. Модели для этих фирм, так же как и для журнальных серий, изготавливают, как правило, китайские подрядчики, но качество у них лучше – такие машинки рассчитаны на привередливых собирателей, ценящих точность и внимание к деталям.

Тон в этом плане задает гонконгская фирма DiP Models, изготавливающая высокоточные модели преимущественно из смолы. Цены на модели DiP Models могут превышать 10 тысяч рублей за штуку, зато большинство из них выпущены ограниченным тиражом, упакованы в дорогие бокс и коробку, имеют стабильно высокое качество и множество мелких деталей, придающих машинкам максимально реалистичный вид.

Если вы не знаете, что такое модели из смолы, чем они отличаются от моделей, изготовленных по технологии die cast, почему их нужно хранить в боксах, и чем выгодны лимитированные серии, то рекомендуем ознакомиться с нашей предыдущей вводной статьей на тему автомоделизма.

У DiP Models разнообразный и постоянно обновляемый ассортимент продукции: легковушки, грузовики, прицепы, автобусы, гоночные автомобили и даже мотоциклы в 43-м масштабе – тончайшая работа! Однако у этой достойной фирмы встречаются и неудачные модели: порой коллекционеры жалуются на неточности в отделке и пропорциях кузовов. Так, например, притчей во языцех стали слишком толстые ножки зеркал на моделях грузовиков ГАЗ, и DiP Models даже выпустила сменные комплекты из фототравления для особо придирчивых собирателей, жаждущих максимального сходства масштабных моделей с настоящими автомобилями.

Реалистичность моделей для некоторых коллекционеров является настоящим фетишем, и есть фирмы, например СарЛаб, которые возводят его в абсолют: делают масштабные копии с так называемыми следами эксплуатации — то есть, какой-нибудь ЗИЛ на полке выглядит так же, как на дороге: потертым, пыльным, в подтеках масла, с чехлами на сиденьях и прочей правдой жизни. Стоит такой натурализм очень дорого (до 30 тысяч рублей), но именно на нем в эпоху дешевых «журналок» выживают рукастые кустари и небольшие мастерские. За основу они, как правило, берут готовую, выпущенную промышленным способом модель и вручную доводят ее до совершенства. Понятно, что тиражи у таких облагороженных грязью и ржавчиной моделей мизерные, и на большую долю рынка они не претендуют.

Масштабные модели автомобилей СССР и РФ: обзор рынка для начинающих собирателей

«Нашемарки» – самый популярный сегмент российского рынка масштабных моделей, находящийся, вероятно, на пике своего развития. Еще 10 лет назад коллекционеры и мечтать не могли о том разнообразии машинок, которое представлено сегодня в онлайн- и оффлайн-магазинах. Наш материал поможет сориентироваться в этом море изобилия.

Е сли покупатели настоящих автомобилей со времен распада СССР жалуются на ограниченность представленного в России ассортимента (не из чего выбирать!), то жизнь собирателей масштабных моделей по сравнению с советскими временами изменилась кардинально, и в лучшую сторону. Об истории советского моделизма можно (и нужно) написать книгу, но мы этой темы коснемся лишь вскользь, чтобы задать точку отсчета и перейти к обзору современного рынка.

Массовое производство масштабных моделей в СССР началось в середине 70-х на саратовском предприятии «Тантал» (впоследствии выпуск был передан дочерней структуре «Радон» / «Агат» / «Моссар»). Автомобильным первенцем стал Москвич-408, практически в точности повторяющий одноименную модель французского подразделения британской фирмы Dinky Toys. Последующие модели саратовцы разрабатывали уже полностью самостоятельно, используя чертежи автомобилей-прототипов. Так на свет появились Жигули, Волги и Чайки в 43-м масштабе – одни из самых дорогих и желанных игрушек для советских мальчишек. Ну а вершиной творчества саратовских мастеров стала невиданная по уровню проработки Нива: у модели имелась действующая передняя подвеска с пружинками и рулевым механизмом (колесики поворачивались).

Выпуск масштабных моделей грузовиков (преимущественно КамАЗов) в конце 70-х наладило казанское предприятие «Элекон». Коллекционные машинки, причем не только отечественных марок, выпускали также заводы «Прогресс», «Двигатель», «Кругозор», «Электроприбор» и другие.

В начале 90-х, когда СССР развалился, а качество саратовских моделей резко упало (многие до наших дней не дожили из-за цинковой чумы), на рынок вышли десятки кустарей-предпринимателей, на коленке делавшие модели, которых не было в производственной линейке саратовского и казанского заводов – представительские ЗИСы и ЗИЛы, Икарусы, троллейбусы ЗиУ и прочие желанные собирателями машинки. Стоили изготовленные вручную модели очень дорого, но зарубежные производители, хлынувшие в открывшую границы Россию, предлагали в основном иномарки и не могли утолить голод патриотически настроенного коллекционера.

Читать еще:  Чем отличается дизельный двигатель от бензинового

Ситуация кардинально изменилась в конце 2009 года, когда итальянское издательство De Agostini запустило в России журнальную серию «Автолегенды СССР» с модельками в 43-м масштабе по смехотворным даже на фоне массовых саратовских моделей ценам (за первые выпуски просили по 300 рублей). Качество отлитых в Китае и упакованных в блистеры машинок приятно удивило российских собирателей, и хотя потом только ленивый не критиковал их за всевозможные неточности и огрехи сборки, большинство признавало, что за свои деньги это отличный товар, и его непременно надо брать.

Машинки журнальных серий (в народе их называют «журналками») вызвали невиданный рост интереса к коллекционированию масштабных моделей в России: новые выпуски «Автолегенд» с горящими глазами скупали даже те, кто прежде никогда моделизмом не увлекался. По шумок ларьки толкали в народ дорогие фирменные пластиковые стеллажи для машинок от De Agostini и папки для хранения журнальчиков.

Ажиотаж был вполне объясним: дешевые модели имелись в каждом газетном киоске (были все время на виду) и поражали разнообразием – китайские умельцы выпустили масштабные копии большинства гражданских автомобилей СССР, в том числе мелкосерийные и прототипы.

Примерно к сотому выпуску «Автолегенд» у казуальных (несистемных, случайных) собирателей от изобилия возникла отрыжка, и спрос начал падать. На двухсотом сдались и многие профессиональные коллекционеры, но серия до сих пор не завершена! Сейчас ее распространением занимаются лишь некоторые киоски и специализированные магазины, цены выросли, тиражи упали, но выпуск «Автолегенд» продолжает оставаться прибыльным.

После запуска «Автолегенд» в российских киосках появились и другие журнальные серии от издательства De Agostini: «Автомобиль на службе», «Автолегенды СССР. Лучшее», «Автолегенды СССР. Грузовики». Французское издательство Hachette в 2015 году запустило в нашей стране журнальную серию «Тракторы. История, люди, машины» с советскими тракторами. В общем, одни лишь «журналки» дали собирателям моделей советской техники разнообразие, о котором они прежде даже не мечтали.

Между тем, параллельно с массовым распространением журнальных серий на российском рынке появилось несколько производителей масштабных моделей среднего и премиального ценовых сегментов, пришедших на смену кустарям-одиночкам с их космическими ценами. Модели для этих фирм, так же как и для журнальных серий, изготавливают, как правило, китайские подрядчики, но качество у них лучше – такие машинки рассчитаны на привередливых собирателей, ценящих точность и внимание к деталям.

Тон в этом плане задает гонконгская фирма DiP Models, изготавливающая высокоточные модели преимущественно из смолы. Цены на модели DiP Models могут превышать 10 тысяч рублей за штуку, зато большинство из них выпущены ограниченным тиражом, упакованы в дорогие бокс и коробку, имеют стабильно высокое качество и множество мелких деталей, придающих машинкам максимально реалистичный вид.

Если вы не знаете, что такое модели из смолы, чем они отличаются от моделей, изготовленных по технологии die cast, почему их нужно хранить в боксах, и чем выгодны лимитированные серии, то рекомендуем ознакомиться с нашей предыдущей вводной статьей на тему автомоделизма.

У DiP Models разнообразный и постоянно обновляемый ассортимент продукции: легковушки, грузовики, прицепы, автобусы, гоночные автомобили и даже мотоциклы в 43-м масштабе – тончайшая работа! Однако у этой достойной фирмы встречаются и неудачные модели: порой коллекционеры жалуются на неточности в отделке и пропорциях кузовов. Так, например, притчей во языцех стали слишком толстые ножки зеркал на моделях грузовиков ГАЗ, и DiP Models даже выпустила сменные комплекты из фототравления для особо придирчивых собирателей, жаждущих максимального сходства масштабных моделей с настоящими автомобилями.

Реалистичность моделей для некоторых коллекционеров является настоящим фетишем, и есть фирмы, например СарЛаб, которые возводят его в абсолют: делают масштабные копии с так называемыми следами эксплуатации — то есть, какой-нибудь ЗИЛ на полке выглядит так же, как на дороге: потертым, пыльным, в подтеках масла, с чехлами на сиденьях и прочей правдой жизни. Стоит такой натурализм очень дорого (до 30 тысяч рублей), но именно на нем в эпоху дешевых «журналок» выживают рукастые кустари и небольшие мастерские. За основу они, как правило, берут готовую, выпущенную промышленным способом модель и вручную доводят ее до совершенства. Понятно, что тиражи у таких облагороженных грязью и ржавчиной моделей мизерные, и на большую долю рынка они не претендуют.

Вся правда о фантазиях: авангардные проекты автопрома СССР

Удивительные, порой фантастические автомобильные проекты Советского Союза — большая и очень интересная тема. Автоисторик «За рулем» Сергей Канунников разыскал в архивах полузабытые конструкции, причем некоторые из них даже были воплощены в опытных ходовых образцах!

Даже сегодня мы с трудом можем представить себя в автомобиле с двигателем в виде небольшого атомного реактора или в так называемом СВЧ-мобиле, получающем энергию от контактной сети, упрятанной под дорогой. Да и газотурбинные двигатели, над которыми колдовали не одно десятилетие, стараясь приспособить их к автомобилям, так на них и не прижились. Но полвека назад обо всем этом писали в автомобильной прессе почти всерьез. А в советских изданиях — с особым задором. Ведь в середине 1950‑х годов, когда страна вовсю строила высокие жилые дома и большие заводы, перекрывала реки, запускала в космос ракеты, а на конвейеры — новые автомобили, многое из еще вчера несбыточного виделось совсем близким.

Удивительные, порой фантастические проекты советского автопрома — большая и очень интересная тема. Но для начала вспомним лишь несколько ее ярких страниц: проекты, которые, казалось бы, вот-вот могли стать реальностью. Ведь кое-что из антологии советской автомобильной фантастики воплотилось в опытных ходовых образцах!

Авангард для председателя

Ох уж эта Tatra 77! Гениальная, хотя и не без сумасшедшинки, машина работы великого чешского конструктора Ганса Ледвинки взбудоражила немало умов по всему миру. В том числе в СССР. Обтекаемый несущий кузов с килем на крыше, независимая подвеска, двигатель V8 воздушного охлаждения, расположенный сзади, — всё это было так не похоже на привычные автомобили середины 1930‑х! А ведь серийная Tatra 77 появилась в 1934 году, еще до знаменитого немецкого Жука и тем более иных конструктивно подобных машин.

Конечно, Тatra не была первой в своем роде. Многие компании и инженеры-одиночки и прежде пытались делать заднемоторные автомобили с обтекаемыми кузовами, в той или иной степени причудливыми. Немецкая фирма Rumpler в начале 1920‑х годов даже наладила серийное производство заднемоторной машины с аэродинамическим (в тогдашнем понимании) кузовом. Но недостатков у нее было куда больше, чем достоинств, продажи оказались мизерными. А чехословацкая фирма Tatra довела идею до вполне работоспособного, надежного автомобиля, наладив его серийное, пусть и не массовое, производство.

Вот эта машина и произвела неизгладимое впечатление на молодых советских конструкторов, в том числе на двадцатипятилетнего Юрия Долматовского — инженера по образованию, художника и популяризатора по призванию, ставшего позже широко известным своими статьями и книгами. Можно представить, как смотрели на Татру в СССР, где из легковых автомобилей производились пока только Форды образца конца 1920‑х! Долматовский пришел работать на ЗИС в 1939 году и нашел единомышленника в лице молодого художника Валентина Росткова, нарисовавшего, кстати, в 1938‑м авангардный двухдверный ЗИС Спорт.

Основная работа особого творчества не подразумевала, но в свободное от нее время молодые художники-мечтатели стали создавать эскизы футуристических заднемоторных представительских седанов с обтекаемыми кузовами. Завод тем временем готовил лишь небольшое обновление ЗИС‑101, конструктивно восходящего к американскому Бьюику начала 1930‑х, а стилистически — к «американцам» середины десятилетия. А верхом совершенства в СССР считали помпезные, громоздкие лимузины Packard и Lincoln.

Конечно, заднемоторная компоновка притягивала не только тем, что ее применили на Татре. И не только потому, что позволяла сделать более обтекаемым передок автомобиля. Машины с двигателем сзади привлекали инженеров хорошей загрузкой ведущих колес, отсутствием длинной трансмиссии и, соответственно, мощного туннеля для кардана посредине салона.

От некоторых эскизов молодых советских мечтателей конца 1930‑х — середины 1940‑х годов захватывает дух! Особенно если представить себе то время и тех, кто ездил на автомобилях ЗИС. Скажем, вот из Спасских или Боровицких ворот Кремля выезжает кавалькада машин с кузовами в стиле Татры, только щедрее, в американском стиле, украшенных хромом. Ну чем не фантастический фильм?

Весной 1941 года молодым зисовцам разрешили-таки сделать два макета в масштабе 1:10. Но директор завода Иван Лихачев резко раскритиковал эту работу, назвав ее авторов фантазерами. И был прав. Лихачев хорошо знал мир, в котором жил, его писаные и неписаные законы. Задачей директора было выполнение плана и отладка производства серийных автомобилей, понятных общественному сознанию и особенно тем, кто в СССР являлся законодателями мод.

И во время войны, пока шла работа над моделью в стилистике лимузина Packard, и в послевоенные годы, когда ЗИС‑110 стал серийным, Валентин Ростков продолжал делать эскизы футуристических машин. А Юрий Долматовский, работавший с 1943 года в НАТИ (с 1946‑го — НАМИ), оставался упорным приверженцем заднемоторной компоновки и аэродинамических кузовов. Вскоре у Долматовского появился коллега, тоже, как и он, увлеченный футуристическими проектами, — заканчива­ющий обучение в вузе инженер и прекрасный рисовальщик Владимир Арямов. Эскизы эскизами, а ведь кое-что из придуманного фантазерами все-таки поехало!

Читать еще:  Стучит задняя стойка ваз 2114

Произошли от обезьяны

Советским автомобильным мечтателям помогло само время. В 1948 году на волне послевоенного подъема, когда казалось, что победителям всё по плечу, руководство НАМИ дало разрешение на проектирование и постройку опытного образца необычного, совсем не похожего на серийные автомобиля. Долматовский задумал соединить-таки задний мотор с вагонной компоновкой. Идея была не нова, в том числе и для советских дизайнеров. Ведь, расположив двигатель сзади, логично было сдвинуть кресло водителя вперед, заметно увеличив полезное пространство за ним.

Фантазировать, так уж с размахом! В автомобиле, которому присвоили имя НАМИ‑013, сзади планировали расположить совсем новый четырехцилиндровый оппозитный мотор с системой впрыска топлива во впускной коллектор и автоматической коробкой передач! Вся подвеска — независимая, передняя — от Победы ГАЗ-М20, задняя — оригинальная.

В те годы конструкторы всех стран старались уменьшить диаметр колес, чтобы не отнимать массивными арками место в салоне. Тринадцатидюймовые колеса для НАМИ‑013 сделали специально, поскольку советская промышленность таких еще не выпускала. Из нескольких макетов выбрали тот, что был с самым лаконичным (а потому и гармоничным) дизайном — без вычурного декора. В институте машина получила прозвище Чи´та, поскольку «с лица» напоминала ее создателям обезьянку из популярных тогда фильмов про Тарзана. И ведь действительно немного похожа!

Поскольку совершенно новый мотор и трансмиссию еще предстояло доводить, на машину поставили двигатель от Победы — переделанный в верхнеклапанный и форсированный до 63,5 л.с.

Прототип собрали в 1950 году. Машина с тремя, как у ГАЗ‑12 ЗИМ, рядами сидений была заметно короче и легче, а по проектным показателям и экономичнее. В 1951–1952 годах НАМИ‑013 совершил несколько испытательных пробегов по стране. Но автомобиль был всего лишь ходовым макетом, о серийном производстве никто не думал. И дело было не только и не столько в косности автомобильных начальников, сколько в абсолютной неготовности промышленности к чему-нибудь подобному. Да никто всерьез экономику этого проекта и не просчитывал. Но это был вовсе не конец истории! Чита сделала свое важное дело. Всего через несколько лет авангардные идеи молодых инженеров и художников оказались в полушаге от серии. По крайней мере, так тогда казалось.

В 1955 году заместитель главного конструктора Ирбитского мотоциклетного завода Федор Реппих обратился в НАМИ с идеей создания сверхкомпактного народного автомобиля, который стоил бы меньше самой дешевой на тот момент в СССР машины — Москвича. Потребность в таком автомобиле была велика. Об этом советские труженики, в середине 1950‑х поверившие в светлые перспективы страны и свои собственные, массово писали в разные инстанции, в том числе и на мотозаводы. Многие мечтали заменить мотоциклы чем-нибудь не очень дорогим, но более вместительным, удобным и приспособленным для нашего неласкового климата. Руководство НАМИ восприняло идею, и у Долматовского, Арямова и иных молодых советских фантазеров появился реальный шанс воплотить свои мечты в реальном автомобиле!

Создатели НАМИ‑050, которому присвоили имя Белка (Ирбит, где планировали делать автомобиль, был некогда столицей пушного рынка России), ориентировались на цифру 5: вместимость — пять человек, мотор — объемом 0,5 литра, расход топлива — около 5 л/100 км, сухая масса — 500 кг. «Вагончик» с немного выступающим сзади моторным отсеком оснастили, правда, серийным мотоциклетным двигателем рабочим объемом 0,75 литра и мощностью 23 л.с. с вентилятором принудительного охлаждения (учли опыт НАМИ‑013, который на испытаниях постоянно перегревался). С двигателем состыковали модернизированную коробку передач Москвича‑401. Гидравлические тормоза создали на основе мотоциклетных. Применили 10‑дюймовые колеса.

Понятно желание максимально приспособить к машине серийные узлы и агрегаты, иначе ведь рассчитывать на производство было бессмысленно. Но унификация получалась не очень — уж больно необычный вышел автомобиль. Два прототипа НАМИ‑050 собрали в Ирбите и осенью 1955 года доставили в Москву по железной дороге, в багажном вагоне. Уже на вокзале машины встречали не только сотрудники НАМИ, но и восторженные советские журналисты.

Основным автомобилем проекта должен был стать вариант с закрытым кузовом, откидывающейся передней стенкой для посадки на передние сиденья и единственной боковой дверью для пассажиров второго ряда. Разумеется, вся эта откидывающаяся конструкция на испытаниях постоянно протекала. Планировали и упрощенный вариант: без дверей, с тентом или возможностью установить сверху легкий пластиковый колпак.

В те годы советские прототипы от прессы не прятали. О Белке восторженно писали газеты и журналы. Тон был такой: машина вот-вот станет серийной. Судьба проекта решилась 30 января 1957 года на заседании Совета министров СССР, где окончательно постановили: новому заднемоторному малолитражному автомобилю — быть, но… делать его следует на основе кузова Fiat 600 и с полноценным автомобильным четырехцилиндровым мотором. Конечно, машина с более долговечным, нежели мотоциклетный, двигателем, 13‑дюймовыми колесами и нормальными дверями была куда практичнее Белки, как бы ни обидно это было для ее создателей.

К слову, похожие на НАМИ‑050 прототипы заднемоторных автомобилей делали в те годы и несколько зарубежных фирм. На выставках показывали, например, авангардный Renault 900. Но лишь Fiat Multipla, максимально унифицированный с моделью 600 и, кстати, имеющий обычные двери, дошел до серийного производства.

Эстетика максимализма

В начале 1960‑х годов Запорожец уже был серийным, НАМИ занимался совсем другими проектами, зато в Москве на волне всеобщего интереса к тому, что позже назовут дизайном, а тогда именовали «художественным конструированием», основали Всесоюзный научно-исследовательский институт технической эстетики (ВНИИТЭ). Туда и перешел работать Юрий Долматовский. И там, вместе с группой художников и инженеров, создал… Конечно же, вэн с двигателем сзади!

На сей раз это был ВНИИТЭ-ПТ (перспективное такси) с 50‑сильным мотором Москвич‑408, установленным сзади, поперечно, и радиатором системы охлаждения спереди. «Вагончик» с кузовом из стеклопластиковых панелей на пространственном каркасе и широкой боковой сдвижной дверью с электроприводом (!) выглядел очень современно. Его даже похвалил британский журнал Motor: «Вероятно, это самое современное такси в мире». Советская пресса писала о машине еще более восторженно, тем более что опытный образец даже выехал на московские улицы. При сравнении с Волгой ГАЗ‑21 опытное такси по многим параметрам выигрывало. Вместимость — выше, широкая дверь позволяла закатить даже детскую коляску. Масса — на 300 кг меньше, радиус разворота заметно меньше, расход топлива — ниже. А максимальной скорости 90 км/ч городскому такси вполне хватало.

Пресса, как водится, стала предрекать ВНИИТЭ-ПТ скорое серийное производство. Поговаривали даже о конкретном заводе — Ереванском автомобильном. Но любой практик автопрома понимал, что всё это — наивные мечты. Кузов с панелями из стеклопластика был очень нетехнологичен в серийном производстве, сдвижная дверь с электроприводом — сомнительна в эксплуатации. Да и вообще, по сути, лишь в Великобритании делали специальные автомобили для такси. А в СССР уж точно никто не стал бы этим заниматься — иных забот хватало.

Последним аккордом этой истории, длившейся четыре десятилетия, стал еще один прототип ВНИИТЭ по имени Макси. Это заднемоторный компактный однообъемник на узлах и с двигателем Запорожца. Двери по-прежнему были сдвижными, но уже попроще — на роликах, а передние сиденья поворачивались для удобства входа-выхода. Автомобильчик смотрелся рядом с серийными ровесниками пришельцем из будущего, но романтический период советского автопрома, расцвет которого пришелся на годы хрущевской оттепели, уже заканчивался.

Конечно, нынче многие проекты тех лет выглядят наивными и не очень зрелыми. Практики и в те годы понимали, что футуристическим идеям советских фантазеров на конвейерах, до предела загруженных плановой продукцией, не место. И всё же от этой истории остается некое светлое чувство. Ведь желание делать что-то новое, свое, необычное, пусть и почти фантастическое, достойно уважения.

Игрушки советского детства. Модельки (маленькая мечта школьника СССР масштаба 1:43)

Оригинал взят у wap67rus в Игрушки нашего детства в СССР. Модельки (маленькая мечта школьника СССР масштаба 1:43)

В отличии от предыдущих категорий отечественного импрессионистского игрушкостроения, модельки не отказывались юзать даже взрослые. Всем хотелось приложить свои загребущие руки к этому миниатюрному чуду стандартного масштаба 1:43. И было от чего, ибо модельки являлись не чем иным а почти точными копиями предмета обожания почти всего мужского населения СССР, а именно многочисленных ВАЗов, Москвичей, Запоров, Волг а иногда и зачётнейших чаек. Мало того, что оригиналы стоили в то время серьезного бабла, бог с ним его ещё можно было реально накопить, но вот купить запросто в магазине? Об этом не могло иди и речи, только если записаться на очередь, правда благодаря «блату», некоторым особо хитрожопым товарищам удавалось сыскать подобные ништяки. Но тем не менее, было ли у тебя бабло, не было, а машину в те времена хотелось всем, ибо она воплощала собой достижение определённого статуса в обществе и реально способствовало резкой мобильности владельца, пробок в те времена не было а бензин стоил реальные копейки (Ужас правда? Вот такое оно ужасное коммунистическое время). Альтернативой обладания четырёхколёсным другом, служили, хоть и иллюзорно но вполне осязаемо, те самые модельки. Мало того, у них помимо идентичной внешности, открывались двери, багажник и капот.

Читать еще:  Фиат добло 2008 года отзывы

Модельки отличались высоким качеством изготовления, хорошей деталировкой, качественной покраской и достаточно высокой ценой. В среднем моделька стоила от 5 до 30 рублей за шт.. цена почти катастрофическая, учитывая тот факт что за ту же цену можно было приобрести пусть и не такую красивую но зато вполне управляемую модель на боторейках.
Не могу утверждать наверняка, но по моему это единственные игрушки, которые выпускались на экспорт и пользовались у кап.стран повышенным спросом. На многих из моделек, на днище красуется надпись made in USSR, что подтверждает вышесказанное.

Как я уже говорил, модельки были достаточно дорогими а если и приобретались родителями, то как правило очень редко использовались для игр. Хотя были и такие товарищи, которые не особенно жалели данные раритеты и с удовольствием запускали их по разнообразным поверхностям. К слову, ездили эти модельки кайфово. Во первых из-за своего нехилого веса (ибо литые металлические формы). А также благодаря специально применяемой амортизационной системе в качестве маленьких рессор и миниатюрных резиновых шин.
Помниться что новоявленные спецы, проверяли качество моделек с помощью нехитрого эксперимента, приподнимали передние колёса машинки и тут же отпускали, после этого машинка ловко пружинила на столе. Чем мягче была амортизация, тем почетнее было качество модели.

Выпуск моделек породил в своё время новое поколение коллекционеров, собирающих нехилые коллекции подобных роскошеств. Большинством же из этих коллекционеров были взрослые дядьки и вовсе не школьники, так как у них не имелось такого серьёзного финансового обеспечения. Однажды, со мной произошёл такой случай. Дело в том что лично уменя таких моделек было всего три:
— зелёная вазовская тройка;
— зачётнейшая оранжевая волга предназначенная для нужд аэрофлота (к слову я еле выпросил у мамы 15 рублей на её приобретение);

— и унылый, ничем не примечательный «Камаз».

Так вот при всём этом богатстве, как то мне довелось побывать у одной из маминых подруг в гостях. Пока они пиздели о чём-то своём на кухне, я уныло слонялся по трехкомнатной квартире. Пока случайно не обратил внимание на мебельную стенку (в то время они тоже были дефицитом и чаще всего были покрыты лаком. Что особенно ценилось в то время, зачётнейшими были Польские стенки), за стеклянными дверцами серванта, на меня молча и надменно взирали около 400 наглых моделечных фар. Такого количества моделек я не видел даже в магазине. Ну 50 это был великий максимум. Во всяком случае, для нашего города. Здесь же были представлены не только все отечественные выпуски но и импортные, названия которых я в силу 3-х классного образования не смог прочесть (английский мы начинали учить в пятом, увы). Я боялся дотронуться до этих упаковок, создавалось такое впечатление что эти машинки никогда не доставали из коробки.
Я находился словно во сне, и не мог поверить своим глазам. Позже мамина знакомая объяснила что её 25 летний сын коллекционирует эти машинки. С одной стороны я не мог понять, зачем взрослому дядьке нужны детские машинки да ещё в таком количестве, а с другой стороны страшно ему завидовал, ведь он полчая зарплату мог покупать себе такие артефакты, причём особо не напрягаясь. А благодаря частым командировкам в Москву мог покупать и зарубежные марки. Естественно несмотря на жаркие уговоры мне ни одну из моделек не подарили и почти с силой вытолкали за дверь.

Подобного я больше никогда не видел и тем не менее, в детстве я мечтал о настоящей машине. Если сейчас вспомнить, какие детские ассоциации у меня возникают с тем временем, наверно самой яркой будет такая:
— лето, июль, мы с мамой едем к свои знакомым на день рождения в сторону левого берега, в эпичное местное кафе под названием «Шалаш». За рулём сидит дядя Миша, он гордый владелец ядрёно-красного космического корабля того времени под маркой ВАЗ 2106, в динамиках расположенных в районе заднего стекла звучит Алла Пугачёва с популярнейшей песней того времени «Лето, ах лето…..». В салоне присутствует небольшой запах бензина, я опустил стекло и ловлю рукой воздух, дядя Миша деловито переключает коробку передач, набалдашником которой служит здоровенный пластиковый кристалл, внутри которого уютно расположился паук (иногда встречались розочки, маленькие машинки и прочая ерунда. Все это являлось своеобразным тюнингом того времени). Пол был устелен каким-то линолеумом с рисунками ВАЗовских моделей и модными надписями LADA на английском. Шашлыки в кафе, продавались в символических жестяных тарелочках со шторчатым краями, тогда это был некий стандарт одноразовой посуды.

Недостаток реальной машины пришлось компенсировать приобретением игрушечных копий. Через некоторое время у моих моделек начали отлетать различные запчасти, например зеркала. Потом я забил на неё хуй и начал активно использовать в играх во дворе и школе. А ещё у нас одни корешком была игра под названием «Авария», брали машинки и на большой скорости врезали их друг в друга. А потом подводили всяческие итоги поломок. По началу отваливались лишь различные пластиковые детали. Трескались и вылетали пластиковые стёкла, но корпуса тем не менее оставались прочными. Потому такие игры растягивались на долгое время, мы даже специально выменивали старые и потрёпанные модельки на всяческие ништяки.

Ещё одной славной традицией было приносить модельки в школу и всячески ими хвалиться перед завистливыми ёблами одноклассников. Там же я впервые увидел модель «Чайки».
Помню как один еблан на продлёнке, проебал свои деньги хуйнув их, на приобретение модельки ретро автомобиля Амо-Ф 15. Позже, осознав свою глупость он безуспешно пытался выменять его на подержанную модель «камаза», за что естественным образом был послан нахуй всем мужским контингентом продлёнки ибо все активно участвовали в данных обменах. И дело не в том, что модель была плохого качества наоборот, она была очень даже ничего, просто такие вещи не пользовались у нас особенной популярностью.

Оказывается именно модельки, то немногое что продолжают выпускать у нас в стране, причем на том же оборудовании. Практически это аналоги советских, и на днище у них также написано сделано в СССР. Коллекционеры никуда не исчезли, наоборот их стало только больше. Поэту проблем с фотоматериалом на просторах сети не возникло, единственно, что я никак не мог найти это самой истории создания моделек.
Можно было конечно проштудировать многочисленные форумы коллекционеров, дрочащих на всякие номерные изделия и т.д. но если честно всё это читать достаточно скучно, необходимо быть таким же ебанутым.

Но к своему счастью я все-таки откапал небольшую статейку, посвященную именно истории создания отечественных ништяков.
Вот и она:

А что же можно сказать о моделях, производившихся в нашей стране:
В этом вопросе СССР не очень отстал от развитых капиталистических стран. Еще до Великой Отечественной войны, с развитием в 30-е годы автомобильной промышленности у нас появляются отечественные жестяные игрушки-автомобили. Их производство продолжается и после войны. В 50-е годы в СССР появляются первые литые игрушки-модели автомобилей приблизительно в масштабе 1:43 : это ЗИС-110, ГАЗ-12″ЗИМ», ГАЗ-20 «Победа» и другие. Из них до наших дней дошли считанные единицы.
Ну, а серьезное производство коллекционных моделей-копий началось в начале 70-х гг. в Саратове, на заводе «Тантал», который производил широкую гамму моделей по истории России и СССР. Это модели были хорошо детализированы и поэтому пользовались широким спросом как в СССР, так и за рубежом. Оригинальные модели выпускались в Казани заводом «Арек» (ныне «Элекно»), в Ульяновске, в Ленинграде. В 70 г. СССР закупил за рубежом пресс-формы у различных фирм Италии, Франции и, используя их, выпускал модели в масштабе 1:43, 1:24 в Москве, Тбилиси, Киеве, Донецке.
С распадом СССР многое изменилось.»Тантал» снизил темпы производства масштабных моделей, худо-бедно поддерживал старую гамму, но не представлял новинок. Так как пресс-формы стали изнашиваться, качество моделей намного снизилось, и они стали менее привлекательны для коллекционеров. Казанский завод, снизив темпы производства, пошел по пути увеличения ассортимента и до сих пор радует своими новинками коллекционеров, производя их хоть и не большими партия

Серия «Автомобили СССР» производства саратовского ПО «Тантал».
Кто в детстве не встречал их или у себя, или у родственников в серванте, или у друзей.
Мечта мальчишек 70-80-х. А сколько коллекционеров начало свои коллекции с них!
В славные времена 1970-1992, расцвет производства, модели имели чёткую структуру вариантов, до 1986 года модели были «номерными», то есть имели каталожный номер на донышке, каждая серия имела свои, красочные коробочки. Модели считались дорогим сувениром, и были по качеству лучшими в мире. Например проработка моделей Волга, с полноценным двигателем, Нива с её 78-ю деталями. Да и другие модели имели неповторимый шарм.

Теперь собственно приведу примеры самих моделек, на фото представлены только модельки производства СССР.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector